LP (винил): Самое Большое Простое Число "Я думаю, для этого не придумали слово" (LP)

Временно нет в наличии 
 

Издательство: Клюква Рекордс, 2022

Вес: 260 г.

Описание:
Чёрный винил, Ограниченный тираж 180 экз.


Сторона А
1. Давай
2. Нельзя сказать короче
3. Сёстры
4. Письмо
5. Выходной
6. Взвешен (feat. Надежда Грицкевич)

Сторона Б
7. Море
8. Тайфун
9. Пой
10. Метеоры, кометы, болиды
11. Ленинград
12. Кит

Слова: Кирилл Иванов, кроме «Море» Василий Степанов
Музыка: СБПЧ

В записи принимали участие:
Кирилл Иванов
Александр Зайцев
Валерия Коган
Игорь Вдовин
Кирилл Борисов
Надежда Грицкевич
Павел Артемьев
Полина Хвостова

Запись: Борис Истомин
Мастеринг под винил: Николай Павлов

Дизайн: Ольга Берковская

"Я думаю, для этого не придумали слово" - студийный альбом группы СБПЧ, выпущенный в 2014 году. В записи участвовали музыкант Игорь Вдовин и певица Надя Грицкевич.

Афиша Волна:
На протяжении своей уже долгой истории группа «Самое большое простое число» успела побывать и оркестром, и рок-группой, — и вот они остались вдвоем: теперь в составе только Кирилл Иванов и Илья Барамия, причем последний (во всяком случае, на концертах) отвечает за бас-гитару, а вовсе не за электронику. «СБПЧ» и раньше кардинально менялись от альбома к альбому, и усечение состава, разумеется, тоже привело к очередной внутренней революции: узнать группу, конечно, можно, но на «Лесной оракул» песни, звучащие на «Я думаю, для этого не придумали слово» совсем непохожи.

Кирилл Иванов, «СБПЧ»:
«С одной стороны, у предыдущего состава была некая общая усталость от материала. Саша (Зайцев. — Прим. ред.) захотел заниматься чем-то своим и ушел. Одной из причин, наверное, было то, что мы хотели быть рок-группой наоборот, а в какой-то момент начали превращаться именно что в настоящую рок-группу. Не такую, конечно, как с «Нашего радио», но какие-то шаги в эту сторону, сами того не замечая, делали. Как бы то ни было, Сашин уход для меня стал резким толчком. Мне давно хотелось сделать электронную запись — и это был такой вызов. Но никакого надрыва не было. Я сел работать — и все.
У меня никогда не было задачи всех удивлять. Важно, чтобы самому было интересно. Я не исключаю, что когда-то мы своих поисках остановимся, но пока оно как-то все время развивается. Да и все мои любимые музыканты отличаются тем, что делали очень разные пластинки, — будь то Бек или Джеймс Мерфи.»

Звук
В некотором смысле «Я думаю, для этого не придумали слово» — это возвращение к первому альбому «СБПЧ», но на другом витке исторической спирали. Здесь снова много поэзии (см. ниже) — и она снова погружена в преимущественно электронную среду. Звук пластинки может показаться простым — но это поверхностное впечатление. На деле в этих песнях происходит кропотливая работа с синтетической фактурой, с ритмами, с мелодиями, в конце концов; живые инструменты зачастую звучат как электронные; у альбома очень специальный грув — изменчивый, кипучий, какой-то клокочущий. Тут, в общем-то, даже сложно подобрать аналогии — «Я думаю, для этого не придумали слово» может напоминать о «новых мутных» или о старых сложных, но тут ведь еще и песни, и голоса, и язык, и все это живет, чувствует и работает вместе.

Кирилл Иванов, «СБПЧ»:
«Мне хотелось, чтобы эта запись была интересна с технологической точки зрения. Хотелось совместить все, что я люблю: электронику, миллион разных синтезаторов, женские голоса, странные барабанные ритмы, — но чтобы музыка не была слишком холодной, механической. Мы на альбоме специально оставили какое-то количество неправильностей, чтобы песни не звучали слишком запрограммированно, предсказуемо. А кроме того, Илья хотел продолжать играть на басу. И это был серьезный вызов: как погрузить настоящий бас в электронику. Мы решили это с помощью разнообразных технологических штук, и сейчас бас зачастую не звучит как бас, он тоже звучит как синтезатор — но при этом он живой, в нем есть какие-то микроошибки, и от этого в музыке возникает воздух.
На мой взгляд, тяжелое бремя русского рока заключается в том, что он построен на очень неинтересных ритмах. Цой, конечно, классный, но все вещи, которые у нас в крови, в генетической памяти, все равно маршевые. И это тоже довольно скучно. Может быть, мне так кажется, потому что я слушаю много африканской музыки, — но ведь современный поп тоже во многом построен на том, что песни делаются вообще из ничего, только на ритме. Вот, скажем, DJ Mustard, модный продюсер, который Уилл Ай Эму последний сингл делал. Там вся песня — дебильные, простые барабанные паттерны и очень простой басслайн. И все. Но сделано так, что качает очень круто.
Долгое время нас считали мрачной группой. А мы люди-то не мрачные. И хотелось, чтобы альбом тоже был не мрачный. Я, вообще, всегда любил коллажные пластинки, где есть много разного и как будто несочетаемого. Как «Hello Nasty» у Beastie Boys — там и песни под гитару, и хип-хоп, и электроника, и дэнс лютый, и баллады. Все-таки любое произведение искусства — это модель мира, и хочется, чтобы этот мир был большим и разным.
Мне Антон Севидов, с которым мы недавно много общались на Бали, рассказал такую историю. Ему когда-то давно сводил то ли песню, то ли альбом небезызвестный Юрий Усачев. И вот они сидят на сведении, пять утра, и Антон говорит: «Давай тут голос погромче сделаем». А Усачев отвечает: нет, все. Сведение нельзя закончить, его можно только остановить. У нас было примерно так же».

Альбом все же сыгран не в четыре руки — во-первых, здесь часто появляются женские голоса (см. ниже); во-вторых, другие компаньоны «СБПЧ». В нескольких песнях — чуть ли не впервые со времен первого состава «Ленинграда» — на гитаре играет композитор Игорь Вдовин; еще в нескольких и без того насыщенный грув обогащается за счет живых барабанов Кирилла Борисова из Superficial Random Knowledge Porridge.

Кирилл Иванов, «СБПЧ»:
«Композитор Игорь Вдовин — мой товарищ. Мы с ним в этом году много общались, обсуждали музыку, я ему свою показывал, он мне — свою. Мне в альбом хотелось добавить гитару в некоторые места. А Игорь закончил училище музыкальное по классу гитары. Он редко на ней играет, но это такие навыки, которые никуда не деваются. И он по моей просьбе в нескольких песнях сыграл. Вообще, мне хотелось, чтобы эта музыка расширялась за счет других людей. Потому что — ну как: я что-то придумал, и я живу в рамках этой своей парадигмы. Мне важно было делать то, что хочется, — но при этом быть открытым для каких-то внешних вторжениий, благодаря которым музыка становится шире, больше, чем ты сам. Никому из тех, кто участвовал в записи, я не говорил четко, что нужно делать. Я хотел, чтобы они услышали музыку, почувствовали ее — и добавили в нее что-то свое. Не мое. Мое там и так уже есть.
С Кириллом Борисовым тоже было интересно. В некоторые песни мы решили добавить живые барабаны, чтобы они стали мощнее, чтобы в них появилось больше энергии, воли, чтобы даже в медленных вещах на 60 ударов в минуту было напряжение. И Кирилл это сделал идеально. Особенно мне нравится, как в песне «Тайфун» после первого куплета и проигрыша появляются барабаны, вступают, раскачивают всю конструкцию — и у тебя мурашки бегут по коже».

Игорь Вдовин, композитор:
«Это даже и участием-то назвать сложно. И игрой на гитаре. Так, товарищеская поддержка скорее, там же буквально два или три эпизода. На гитаре я время от времени все равно поигрываю — я, конечно, в плохой форме, но периодически за инструмент берусь, для себя или для товарищей. Идея, чтобы я записал что-то для «СБПЧ», выросла из общения совершенно спонтанно и органично — настолько, что я уже не помню, как именно она появилась. Мне было важно поделиться с ребятами ощущением грува и звука. Мне в этой группе нравится явная тенденция к развитию, желание самосовершенствоваться, интерес к новым технологиям, синтезаторам — это, пожалуй, главный момент. Кирилл, наверное, не музыкант в классическом смысле слова, но дар сочинять мелодии и превращать свои симпатичные абстрактные тексты в песни у него интересный. Хотя я как-то в последнее время опять вернулся к «Гражданской обороне» и сейчас слушаю в основном Летова, новую пластинку Кирилла я тоже послушал с радостью; мне кажется, это довольно серьезная работа».

Девушки
«Я думаю, для этого не придумали слово» — во многом альбом про женщин, и неудивительно, что девичьих голосов (чуть ли не впервые в истории «СБПЧ») тут очень много; более того, именно они сообщают этой музыке некое дополнительное эстетическое измерение, вносят в нее трепетность, хрупкость и нежность. За большинство вокализов на пластинке отвечает Валерия Коган из ВИА «Татьяна», еще поучаствовала Полина Хвостова из хора Roundelay — а чуть ли не лучший номер альбома, песня «Взвешен», сочинена Кириллом Ивановым в соавторстве с Надеждой Грицкевич.

Кирилл Иванов, «СБПЧ»:
«Я фанат огромного количества песен, где поют девчонки. И мне очень нравится сочетание женских голосов с мужскими. А у нас такого никогда не было — ну, только на «СБПЧ Оркестре» в нескольких местах. А теперь есть. Я считаю: то, что этот альбом состоялся, — во многом заслуга тех трех певиц, чьи голоса на нем появляются.
Голос Леры Коган как будто песни в другую плоскость перенес. Она пела совершенно неожиданные вещи. Единственное, что я ей сказал, — что здесь не нужно петь эстраду (хотя в двух песнях там эстрадные вокализы все равно есть, мы их в конце уже добавили, — это так называемая «пачка», когда голос разложен сверху донизу). В остальном это была полная импровизация. Мы пришли на точку, и она включалась в песни с совершенно другими интонациями, чем те, которых я от нее ожидал.
У песни «Взвешен» был некий минус и припев. Я написал Наде: мол, я твой фанат, хочу вместе песню записать — и послал ей минус с припевом. И свой текст уже дописывал после того, как она написала куплет. Все получилось очень легко и быстро — особенно по Надиным меркам. И это было полноценное творчество: барабаны частично тоже ей написаны. При этом мне не хотелось классического дуэта — хотелось скорее странного диалога. Он и получился.
А еще одна девушка — Полина Хвостова. Она из хора Roundelay, который мне давно очень нравился. Мы играли в Самаре, она пришла на концерт, познакомилась с нами. Я говорю: ну давай, спой. И она спела в одном припеве — и получилось ровно так, как нужно было. У нее, кстати, сейчас новая группа — Polly Wants, она вдвоем с парнем сочиняет такие песни девичьи, мне нравится».

Валерия Коган, музыкант, пианистка ВИА «Татьяна»:
«Мы дружим с Кириллом, и он просто пригласил меня что-нибудь напеть — сказал, что у него есть идея прописать в альбом женских голосов, может быть, даже больше, чем один. При этом он не давал мне никаких текстов, были просто наброски, семплы закольцованные, и все. Просто: напой, что хочешь — а потом это превращается в такие песни. Я правда пела, что в голову придет. Я еще не слушала всего альбома, но, по-моему, получилось очень органично. «СБПЧ» я вообще люблю, мне много песен нравится, и какие-то строчки часто всплывают в голове в разных жизненных ситуациях — в последнее время, например, все чаще приходится вспоминать «милый друг, здесь все … [очень плохо], не возвращайся никогда». Что касается нового альбома, то это высказывание куда-то в другую сторону, и это круто. Приятно, что Кирилл не зависит от мнения других людей, что он не боится пробовать, искать и находить, что его мало заботит результативная часть, то, сколько это получит лайков. Поэтому и принимать участие было приятно — потому что это была возможность просто свободно музыкально высказаться».

Надежда Грицкевич, музыкант, участница групп Moremoney и «Наадя»:
«Я давно слежу за творчеством Кирилла, и в прошлом году, когда он выступал на фестивале в Таганском парке, мы познакомились и очень быстро договорились про фит. Он мне прислал демо, в котором практически ничего не было, — только фраза «Ты взвешен на весах, найден очень легким». На что меня эта фраза вывела, то и получилось. И потом уже Кирилл дописывал свой куплет на основе моего. И поэтому получилось так, что он ничего не знает и ничего не умеет. Мне вообще кажется, что этот альбом — ода женскому и отповедь мужскому, пластинка, в которой автор восхищается женским началом. И еще мне кажется, что Кириллу очень идут синтезаторы. Он их использует очень тонко, умно, интеллигентно и аккуратно. Ну он и сам такой — тонкий, умный и интеллигентный».

Тексты
«Я думаю, для этого не придумали слово» — это еще и возвращение «СБПЧ» как группы во многом поэтической. Если на предыдущих двух пластинках звучали именно песни в самом хрестоматийном смысле слова — с припевами, куплетами и, как правило, лаконичной лирической составляющей, то здесь Кирилл Иванов снова говорит очень много. И нередко попадает прямо в сердце.

Кирилл Иванов, «СБПЧ»:
«Я все время записываю слова и фразы, которые слышу вокруг, где-то вижу, встречаю в книгах и которые со мной резонируют. Я их коплю, хожу с ними и живу. Сочинение текста — бесконечный процесс, я не сажусь и пишу, я гуляю с этими словами, они вместе со мной растут. А потом они начинают цепляться друг с другом. И с музыкой. И все это происходит одновременно — не то что я пишу текст и потом начинаю куда-то его прилаживать.
Так совпало, что в этом альбоме есть несколько библейских цитат. Например, строчка «ты взвешен на весах, найден очень легким» — это «мене, текел, фарес», пророчество Валтасара. Про это Надя даже не знает, я ей не говорил, но она очень правильно почувствовала эти строки. В этой фразе много и простоты, и скрытого отчаяния, и одновременно — безысходности: все происходит безотносительно тебя. Другая цитата — «мы играли на свирели, но не плясали». (Хотя в Библии — «мы играли вам на свирели, а вы не плясали», другой немного смысл.) Я никаких религиозных смыслов не вкладывал, но эти слова будто бы сами несут чистоту.
Поэзия мне очень интересна, и я слежу. Но вещей, которые бы как-то трогали и задевали, не так много, честно говоря. Хотя есть настоящие вещи. Я очень люблю Дениса Новикова — это такой незаслуженно забытый московский поэт. Его тексты публиковались в сборнике «Личное дело» рядом с Приговым и Рубинштейном, но сам он был младше и никаким концептуалистом не был. При этом он невероятно самобытный, очень узнаваемый и парадоксальный поэт. В 90-х, когда еще был некий взлет и существовало ощущение, что поэзия нужна, он был более-менее известным, потом жил в Англии, был мужем Эмили Мортимер, и моя мама считает, что часть коллизии фильма «Матч-пойнт» списана с их отношений. Но, к сожалению, он рано умер, и сейчас его мало кто помнит.
Поэзия сейчас нивелирована. Огромное цунами информации в первую очередь затрагивает и топит самые тонкие вещи, ломает крылья бабочкам. Когда ценность слова так невелика, когда все построено на необходимости немедленно высказаться и получить отклик, поэзия, которая работает по другим законам, которая требует времени, становится ненужной. Может быть, это как-то изменится. Есть же спектакли поэтические, да и какая-то потребность в поэзии все равно есть — может быть, не в той, что я люблю, но это хотя бы не Игорь Иртеньев. Потому что, если зайти в книжный магазин в отдел поэзии, там стоят именно Иртеньев, Губерман, Лариса Рубальская, ну и, может быть, где-то в углу томик Ахматовой валяется».


Авторы:
Самое Большое Простое ЧислоЁлочные ИгрушкиОлег А. Вдовин
Игорь Вдовин

Самое Большое Простое Число - Я думаю, для этого не придумали слово (LP)

Дополнительные изображения


Оставьте отзыв об издании
Имя
Отзыв
Код

Рекомендации:


Би-2 "Аллилуйя"
Мистерия Звука, 2022
1400 р. В корзину

Стереополина "Суперлуние" (LP)
Клюква Рекордс, Sierpien Records, VINYLCODES, 2022
2600 р. В корзину

Барто "Избрань" (LP)
Союз Мьюзик, 2022
4000 р. В корзину

Ундервуд "За горизонтом"
Авторское издание, 2022
900 р. В корзину

Akute "Realnasc i sny"
Vigma, БМАgroup, 2014
500 р. В корзину

Детидетей "Рух"
West Records, 2010
500 р. В корзину

Стереополина "Суперлуние" (LP, голубой винил)
Клюква Рекордс, Sierpien Records, VINYLCODES, 2022
3000 р. В корзину