Ссылки

CD: Адаптация - "Колесо истории"

Цена: 250 р.

Количество: 

 

Издательство: Выргород, 2010.

Вес: 60 г.

Краткое описание:
Шестиполосный диджипак.


1. Панки, хой!
2. Анархия
3. Цемент
4. Не пойду на выбора
5. Кайф
6. Онанизм
7. Тоталитарная
8. Убей в себе романтика
9. Нас станет меньше
10. Памяти К. Кобейна
11. Легко умирать
12. Никто не придет

+ bonus tracks:

Муха из альбома "Источник Заразы":
13. Под тяжестью газов
14. Сойти с ума
15. Убей буржуя
16. Дырка на знамени
17. Поверить ветрам
18. Хуёво, бля...

Дети Геббельса:
19. Сорок первый-сорок пятый

Общее время звучания — 59'18''.


Ермен Анти — вокал (1-12), гитара, бас;
Андрей "Гавр" Малозёмов — вокал (13-18), ритм-бокс, бас, гитара;
Виталий "Марц" Бурцев — бас (18), бэк-вокал (4);
Рустем Шек — вокал (19).

Песни 1992-1994 гг.
Записано в Актюбинске в июле 1997 года на магнитофоны "Маяк-233" и "Вильма 212-С".
Мастеринг: Сергей Летов (1-12), Дмитрий Ширяев (13-19).

АДАПТАЦИЯ – «Колесо истории» (песни 1992-94 гг.)

«Панки, хой!» - написана в апреле 1994 года и сразу стала главным хитом группы. Впервые была исполнена в Алма-Ате в ДК Строителей в мае того же года. В какой-то момент я увидел, что песня становится визитной карточкой» группы и решил отказаться от исполнения этого «гимна». Я не хотел, чтобы нас ассоциировали только с этим хитом. «Молчание» продолжалось 11 лет, и вновь играть «Панки, хой!» мы стали в 2012 году на концертах, посвящённых 20-летию группы.

«Анархия» - одна из первых песен «Адаптации». Написана в феврале 1992 и была исполнена на первом концерте группы. Именно после «Анархии» директор школы, где проходил наш первый концерт, вырубил электричество на сцене. Единственная песня с того концерта, которую мы играем до сих пор.

«Цемент» - песня написана в сентябре 1992-го. Через три месяца в актюбинском ДК Железнодорожников мы сыграли её для 500 человек на акции «Нафталин». На этой сходняке собралась куча старых местных лабух-групп, чтобы вспомнить былое и тряхнуть стариной. Организатор мероприятия по своей наивности вписал нас в это действо. Насколько я тогда понял — для того, чтобы показать народу некую одному ему понятную «связь времён» и продемонстрировать широкой публике «преемственность поколений»… В начале я прочёл короткий стишок, впоследствии вошедший в песню «Так было всегда» :

Психоделическая жопа пожирает всё подряд,
И за разрушенной стеной — очередной кирпичный ряд.
Вперёд, как новые люди! Вперёд, как новые классы!
Как облитые мочой послушные массы…

После в полной тишине барабанщик Витя Лебзак даёт счёт, и поехали… К тому времени у нас уже была в городе репутация самой отвратительной и скандальной группы, которая никогда не выступает трезвой, крушит аппаратуру и ругается матом со сцены. В местной прессе после концерта нас опять облили грязью, написали про то, что мы не умеем играть (спорный момент), и что я ору, а не пою (на тот момент это соответствовало действительности).

«Не пойду на выбора» - ещё один хит, написанный весной 94 года в преддверии парламентских выборов. История, описанная в песне, абсолютна реальная. В «акции», помимо меня, приняли участие многие активисты Актюбинского панк-клуба. Песня быстро стала популярной, её до сих пор иногда просят сыграть на концертах. Но для меня эта песня актуальна была именно тогда, в середине 90-х. Хотя отношение к выборам я не изменил — голосовал в своей жизни только один раз, но это совсем другая история.

«Кайф» - написана в ноябре 1993 года. Утром я собирался на учёбу в институт, и тут меня потянуло к гитаре. Возник рифф, а после и песня. На институт я в тот день забил. Этот момент помню хорошо, и он мне очень помог. Я начал понимать, что для меня является более важным – творчество или всевозможные обманки в виде «учёб», «работ», «армий».

«Онанизм» - написана в 1993 г. под влиянием ГО и «Dead Kennedys» - двух самых важных на тот момент для меня групп. Впервые исполнена летом 1993-го на концертах в троллейбусном парке (там была наша база, мы называли его ЦАПом — Цитаделью Актюбинского Панка). На бутлеге «Жестокий гуманизм» записана с классным гранджевым вступлением, которое придумали вдвоём с Саней Шизой. К сожалению, в альбомном варианте этого вступления нет.

«Тоталитарная» - написана в 93-м. Изначально называлась
«Посвящение Назарбаеву». «Нехилый закос» под ГО образца 1987 года. Никогда не исполнялась вживую.

«Убей в себе романтика» - песня 1994 года. До записи альбома ни разу не исполнялась на концертах и была аранжирована прямо в студии. В 2012 году мы играли эту песню во время юбилейного тура.

«Нас станет меньше» - написана в начале 1993 г. Есть на концертнике «Жестокий гуманизм». Исполнялась редко.

«Памяти Курта Кобейна» - была написана где-то через месяц после смерти лидера «Нирваны» как реакция на подростковую истерию и на то, как шоу–бизнес умело использовал гибель Курта, чтобы нажиться на этом. Мы очень любили «Нирвану», и я до сих пор считаю, что моему поколению повезло, что у нас была такая великая группа, которая отображала своим звуком и песнями настроение и нерв начала 90-х, времени надежд на то, что рок-н-ролл может изменить этот мир в лучшую сторону. Забавно, что некоторые восприняли эту песню как наезд или злое стебалово. Помню, как после концерта в Донецке ко мне подошёл один парень и спросил, почему мы наезжаем на «Нирвану», и как он искренне обрадовался, узнав, что это не так.

«Легко умирать» - пробовали играть в 1992 году, но как–то не пошло. Тогда у песни была другая гармония и немного более быстрый ритм. Каноническая версия возникла под впечатлением от частого прослушивания альбома «Goo» группы «Sonic Yuoth». Длинная кода была придумана непосредственно в студии: Гавр забивал ритм–бокс, и я попросил добавить в концовке песни несколько дополнительных тактов монотонного ритма, на который мы наиграли нойзовые гитары.

«Никто не придёт» - написал её осенью 1993 года. До записи исполнялась только на паре квартирных концертов. По идее эта песня должна была быть в альбоме «На нелегальном положении», так как, на мой взгляд, она совсем не «панковская» по настроению. Но на коде альбома мне была нужна песня не слабее «Панки, хой!». В итоге «Никто не придёт» стала кульминацией этого альбома и его достойным завершением.

* * *

К началу лета 1997 года АДАПТАЦИЯ как действующая группа практически не существовала: Саня Шиза собирался переезжать в Оренбург, басист Лёха Казаченко решил завязать с рок-н-роллом и с головой ударился в айкидо. Не было репетиционной базы, не было возможности играть электрические концерты. Похожая ситуация была и в группе «Муха», лидер которой Андрей «Гавр» Малозёмов играл в «Адаптации» на барабанах.

В начале июля мои родители уехали в краткосрочный отпуск, и на несколько дней квартира на улице Заречной превратилась (в который раз!) в студию «АДА–records». Вдвоём с Гавром мы засели в студию.

Возможности записать живые барабаны не было, и поэтому пришлось использовать примитивный советский ритм-бокс. Именно из-за отсутствия живых барабанов я решил записывать старый материал, который мы играли в 1992-94 годах. Я считал, что новые песни (то, что впоследствии станет альбомом «За измену Родине») требовали более профессионального в плане оборудования подхода.
За несколько месяцев до описываемых событий в актюбинском драмтеатре АДАПТАЦИЯ записала бутлег «Отбой». Несмотря на то, что некоторые песни получились неплохо, в целом запись мне не понравилась. Мне хотелось фирменного хардкор-звучания, такого как у «Exploited», «Dead Kennedys», ранних «Bad Religion», а получилась какая-то совковая каша. Такая каша могла проканать за крутой панк-саунд в середине 80-х, но на дворе был уже 1997-й и требования к звуку были другими. Понимая, что особого драйва с такой драм-машины не выжмешь, мы решили использовать на ней только звук двух барабанов: бас-бочки и рабочего барабана.

Вот список оборудования и инструментов, которые мы использовали во время записи альбома «Колесо истории»: легендарный пульт «Электроника ПМ-01», ритм-бокс «Лель ПСР», ревербератор «Лель РЦ», польский микрофон «Unitra», кассетные магнитофоны «Маяк - 233» и «Вильма - 212С», ГДРовская гитара «Musima Lead Star», гитарная примочка «Boss DS-2», чехословацкий бас «Jolana D-bas».

Запись шла в таком порядке: сначала забивали драм-машину, которую после запускали в пульт, и под неё записывали бас, ритм-гитару и основной вокал. Далее делали лишь одно наложение - и на готовую болванку записывали соло-гитару и бэк-вокал. Понимая, что времени у нас немного, а записать нужно два альбома (альбом «Адаптации» и альбом «Мухи»), мы работали по 14 часов в сутки с небольшими перерывами на отдых и приём пищи. Не было чёткого разделения на то, кто должен играть бас, а кто партии гитары. Кто, на чём и что играет — это решалось спонтанно и по настроению.

С первых же дублей я обратил внимание на то, что примитивная драм-машина даёт немного дискотечный саунд. Звук был настолько необычен для такой музыки, что при отстройке баланса я решил вывести на пульте барабаны немного вперёд. Я до сих пор считаю, что саунд «Колеса истории» не имеет аналогов в мировом панк-роке и рад, что в нашем распоряжении был советский ритм-бокс, а не какая-нибудь дорогая фирменная штука типа «Alesis» или «Yamaha».

Несмотря на стахановский график, к возвращению родителей закончить запись мы не успели, и поэтому в срочном порядке пришлось перевезти аппарат ко мне на дачу. Там к нам присоединились наши друзья, участники группы «Дети Геббельса», - Рустем Шек и Виталий «Марц» Бурцев. Они надеялись — и мы планировали — что после того, как закончится работа над альбомами «Адаптации» и «Мухи», будет записан и их первый альбом.

Самое сложное было отстроить на даче тот же звук, который был у меня на квартире. Дело в том, что советская звукозаписывающая аппаратура обладала загадочным свойством — самопроизвольно меняла заданные ей настройки. Бывало так: мы отключали отстроенный аппарат, приходили на следующий день продолжить запись, и сталкивались с тем, что всё звучит совершенно по-другому. Что на это влияло, мне не ясно до сих пор: то ли температура воздуха, то ли атмосферное давление, то ли сила тока в сети — кто знает? Недаром Егор Летов говорил про домашнюю звукозапись — «давали Кулибина»…
В этот раз аппарат особо не капризничал, и после недолгой отстройки мы продолжили работу. На даче были записаны «Анархия» и «Не пойду на выбора», в которой мне подпел Марц. Он же подыграл на басу Гавру в песне «Хуёво, бля».

Закончив запись «Колеса истории» и альбома «Мухи» «Источник заразы», мы стали записывать альбом «Детей Геббельса». У них были отрепетированы 10 песен, но если Марц отлично давал «рока» на басу, то гитарные партии Рустема пришлось исполнять мне, потому что уже на первых дублях выяснилось, что он играет очень грязно и не попадет под забитый ритм. В некоторых песнях на гитаре должен был подыграть Гавр.
Однако нашим планам не суждено было сбыться. После первой записанной песни нам сообщили, что взятый в аренду пульт надо срочно отдать хозяевам, так как у них появилась халтура. Мне до сих пор до глубины души обидно, что тогда мы с Гавром (мы вдвоём брали пульт у общего знакомого) повелись «на порядочность» и прекратили запись, надеясь через неделю взять пульт обратно и дописать альбом. Через несколько дней мы узнали, что пульт продан. Времена в плане аппарата были дикие, и найти быстро замену «Электронике ПМ-01» мы не смогли. Момент был упущен, и группа «Дети Геббельса» не записала свой альбом. Они распались в 2001 году - Марц переехал в Россию, Рустем подсел на стакан и умер несколько лет назад. Ни одного альбома группа не записала, а жаль – очень драйвовый и искренний панк-рок играли эти ребята.

Через несколько дней после окончания работы над альбомами я свёл (правильнее будет сказать — смонтировал) «Колесо истории» и «Источник заразы» на двуxкассетной деке «Technics», которую мне любезно одолжил Юра Шикарев, родной брат нашего гитариста Сани Шизы. На кассетную обложку альбома я поместил фотографию юного боксёра, вырезанную из старого номера журнала «Семья и школа». Многие ошибочно считают, что на фотографии изображён я. Миф не развеян до сегодняшнего дня. Бывает, что люди, купив диск, просят расписаться на нём и задают вопрос: «А это вы»? На самом деле мне очень нравилась обложка альбома «Peace and love» замечательной ирландской группы «The Pogues». Когда я увидел фото в журнале, то сразу вспомнил про «The Pogues» и их пластинку, и мне показалось, что эта фотография передаёт настроение моего альбома - лихой юношеский максимализм, разбавленный анархией и панковским нигилизмом.

Альбом распространялся в магнитиздате. В июле я отвёз несколько копий альбома в Москву, свои посылки получили Алма-Ата, Уральск, Оренбург. В августе мы с Гавром выступали в Волгодонске на экологической акции «Хранители радуги», где было много экологов, анархистов, панков со всей страны. Там мы раздарили порядка 10 кассет, которые после отправились в разные уголки бывшего СССР.
В 2001 году издательство «Выргород» выпустило «Колесо истории» на кассете. Мастеринг альбома сделал Сергей Летов. На вторую сторону кассеты бонусом поместили несколько песен из бутлега «Отбой» и нашего «нулевого» альбома «Запахи детства».
В 2010-м «Выргород» предложил издать альбом на компакт-диске. В память о своём друге Гавре, который трагически погиб в феврале 2001года, бонусами к альбому я поместил шесть из восьми песен «Источника заразы». Завершала диск единственная студийная запись группы «Дети Геббельса» - песня «Сорок первый – сорок пятый».

«Колесо истории» - первый студийный альбом «Адаптации», именно с него началась наша официальная дискография. Панки, хой!

1. «Панки, хой!»: Ермен Анти — вокал, ритм-гитара, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас, соло-гитара
2. «Анархия»: Ермен Анти — вокал, ритм-гитара, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас, соло-гитара
3. «Цемент»: Ермен Анти — вокал, ритм-гитара, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас, соло-гитара
4. «Не пойду на выбора»: Ермен Анти — вокал, бас, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, гитары, Виталий «Марц» Бурцев – бэк-вокал
5. «Кайф»: Ермен Анти — вокал, гитары, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас
6. «Онанизм»: Ермен Анти — вокал, ритм-гитара, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас, соло-гитара
7. «Тоталитарная»: Ермен Анти — вокал, ритм-гитара, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас, соло-гитара
8. «Убей в себе романтика»: Ермен Анти — вокал, ритм-гитара, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас, соло-гитара
9. «Нас станет меньше»: Ермен Анти — вокал, ритм-гитара, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас, соло-гитара
10. «Памяти Курта Кобейна»: Ермен Анти — вокал, гитары, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас
11. «Легко умирать»: Ермен Анти — вокал, гитары, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас
12. «Никто не придёт»: Ермен Анти — вокал, гитары, Андрей «Гавр» Малозёмов — ритм-бокс, бас

Ермен Анти, лето 2015 г.


Авторы:

АдаптацияЕрмен "Анти" ЕржановМуха
Сергей Летов



Адаптация - Колесо истории

Дополнительные изображения


Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Белканов-Бэнд "Нейтралитет"

Выргород, 2013 (на обложке указан 2012). Добавить в корзину

Цена: 300 р.

Разработка и cопровождение - Выргород