Ссылки

CD: Происшествие - "Виктимология"

Цена: 300 р.

Количество: 

 

Издательство: Контр@банда, 2015.

Вес: 90 г.

Краткое описание:
Jewel box, 4-стр. буклет, CD-R.


1. Снится сон, как приходящий поезд... / Конец детства
2. На другом конце Земли
3. Нарушай закон
4. Вспомни о доме
5. Инопланетянка
6. Воздушный шар
7. Погладь меня по голове
8. Революция без цветов
9. Волны бегут надо мной... / Части речи
10. Кукольный вальс
11. Восьмое марта
12. Тарелки
13. Москва, я не люблю тебя
14. Я умру в метро
15. Сны / Танец Ахамот

Алексей Караковский — вокал, гитара, декламация (9, 15);
Михаил Гусман — бас-гитара, вокал (1, 4, 9), бэк-вокал (3, 14);
Катерина Гервагина — клавишные, бэк-вокал (2, 4-6, 11, 12, 14);
Арина Филипенкова — флейта (6), валторна (2, 5, 10, 14);
Тимофей Ляховский — кларнет (1, 4, 7, 9, 11-14);
Александр Баранов — ударные (1-12, 14);
Макс Гурин — клавишные (15), электронные ударные (15), гитара (15);
Евгения Ульянкина — декламация (1, 9);
Владислава Рукавишникова — вокал (13), декламация (15);
Катерина Артемьева — скрипка (6);
Андрей Кузечкин — губная гармошка (11);
Янис Сурвило — электронные ударные (13), клавишные (13), запись, сведение, мастеринг.

1-9, 11-14 — музыка и слова Алексея Караковского;
1,9 - стихи Евгении Ульянкиной ("Снится сон, как приходящий поезд", "Волны плывут надо мной");
9 - использовано стихотворение Алексея Кручёных "Дыр бул щил";
10 - музыка Алексея Караковского, слова Ольги Аникиной;
15 - музыка Алексея Караковского и Макса Гурина, слова Алексея Караковского ("Сны") и Ксении Болдыревой.

Шестой официальный альбом группы "Происшествие". Песни написаны в 2013-2015 гг., за исключением "Сны" (1995), "Я умру в метро" (1997), "Погладь меня по голове" (1998), "Конец детства" (1999), "Вспомни о доме" (2005), "Революция без цветов" (2012). Записано в студии MYM Records в 2014-2015 гг (звукорежиссёр Ян Сурвилло). Композиция "Танец Ахамот" записана на студии "Синтез-3" (звукорежиссёр Макс Гурин). Официальное окончание работы над альбомом - 13 апреля 2015 года.

Алексей Караковский. Как мы записывали свои песни
ЧАСТЬ 6. Виктимология (2015)
В декабре 2014 года группа «Происшествие» сыграла в клубе «Археология» праздничный концерт, посвящённый 20-летию группы. Дата звучала весомо, но, по правде говоря, половину этого периода можно было мягко охарактеризовать как «творческий кризис», из которого мы вышли лишь за три года до этого, начав записывать свой материал на студии.

Больше всего этот концерт запомнился (помимо огромного количества слушателей) тем, что именно на нём мы сыграли в новом составе, самом продуктивном за все годы. Кроме меня это были басист Михаил Гусман, клавишница Катя Гервагина , валторнистка Арина Филипенкова , кларнетист Тимофей Ляховский и барабанщик Александр Баранов . Для Тимофея это было первое наше выступление, а для Саши – кажется, третье. К этому времени мы записали на студии ряд песен, большая часть которых вошла в новый альбом под названием «Виктимология». Это слово, означающее науку о жертвах, я позаимствовал из университетского курса социальной педагогики.

Новый барабанщик «Происшествия», Саша Баранов, захотел играть с нами, когда ещё только начинал учиться игре на ударной установке. Конечно, уверенности, что он заиграет не было, но Саша быстро начал делать успехи – и сомнений не осталось никаких. С того времени Сашина игра становилась лучше, а его дисциплинированный, жёсткий характер сослужил нам хорошую службу, уравновесив часть коллектива, пребывающую, как мы говорили, «в космосе».

С кларнетистом Тимофеем Ляховским мы познакомились на совместном концерте с фолк-панк группой «Babayka», где он тогда играл. Опыт Тимофея был совершенно не похож на наш: он получил образование в колледже музыкальной импровизации, пел в народном коллективе, ездил в фольклорные экспедиции. Как и в случае с Барановым, Тимофею потребовалось некоторое время на адаптацию, но сейчас без него и Саши «Происшествие» невозможно представить. Большая часть креативных решений в аранжировках исходит именно от этого талантливого человека, со временем освоившего флейту, трубу и саксофон. Кстати, с первой репетиции я уезжал вместе с Тимофеем, и мы так увлеклись разговором о поэтике Летова и Земфиры, что только через несколько остановок заметили, что едем на метро не в ту сторону.

Как и в «Простой музыке», одна из ключевых ролей на альбоме отводилась басисту Мише Гусману и клавишнице Кате Гервагиной. Именно они занимались тонкой настройкой аранжировок, придумывая сочетания своих инструментов и голосов. Мой непосредственный личный вклад заключался по большей части в авторстве песен и вокале, а также иногда в написании каких-то мелодических линий для гитары или валторны, на которой прекрасно сыграла наша юная Арина. Побывав из Испании, я вернулся с новой акустической гитарой Admira Juanita, которую поспешил использовать её вместо 12-струнной гитары. Новый звук прекрасно подошёл новому альбому.

Я люблю сравнивать «Виктимологию» с битловским «Револьвером». Для нас это был экспериментальный, в меру сюрреалистический диск, в котором мы осторожно попробовали на вкус несколько различных направлений, чтобы потом поработать с ними более основательно. Но эта работа была очень важной ещё и по концепции – раньше мне и в голову не пришло бы исследовать художественными средствами феномен Жертвы. Постепенно из прошлого стали проступать полузабытые воспоминания. Шестой класс, школьная травля, драки во дворе и в гаражах. Десятый класс, одноклассница рассказывает, как она подозревает во врачах убийц и боится больниц. Во взрослой жизни – разгоны митингов, драки футбольных фанатов, самоубийства наркоманов… Мне потребовалось ещё несколько лет, чтобы сформулировать философскую доктрину, на которой, вероятно, держатся все мои песни, но в то время меня вела только интуиция.

Работа с подсознательным частично предопределила музыкальную стилистику – мы неизбежно отошли от актуальной повестки и отдались психоделии, насколько это вообще было возможно в нашем случае. Наиболее сюрные композиции «Конец детства» и «Части речи» достались для исполнения Мише Гусману, причём они обе были дополнены мрачными поэтическими эпиграфами в исполнении их автора, замечательной поэтессы Евгении Ульянкиной . В «Частях речи», правда, этого оказалось мало, и чтобы проиллюстрировать распад речи, в конце я продекламировал знаменитое произведение «Дыр бул щил» Алексея Кручёных, имитируя, как мне казалось, речь аутиста. Другую психоделическую песню, «Погладь меня по голове», я взял на себя сам; крики птиц были сгенерированы при помощи очень хитрой цифровой задержки, подобранной Яном Сурвило . С другого полюса оказался немного манерный арт-рок – «Кукольный вальс» на стихи поэтессы Ольги Аникиной , «Революция без цветов», «Я умру в метро». Шагом в сторону можно назвать традиционный олдскульный панк-рок «Нарушай закон!» и латино-джаз «На другом краю Земли».

В основном, работа над материалом шла легко – кроме песни «Я умру в метро». После предварительного сведения мы поняли, в чём дело: оказалось, там был слишком медленный темп. Ускорение почти не повлияло на звук инструментов. Поймав нужное настроение, я записал новую, просветлённо-радостную версию вокала, а Тимофей добавил к Арининой валторне ещё две партии кларнета. В результате на выходе мы получили оптимистично приджазованную песню с необъяснимо мрачным текстом. Другой забавной песней стала «Тарелки»: несмотря на блюзовую гармонию, музыканты отказались играть блюз, и получилось нечто русское, андеграундное и по-хорошему кухонное.

Песня «Воздушный шар» пришла мне в голову во сне, когда я находился в Мадриде – причём сразу же с посвящением Летову. Её текст повествовал об отчаянии последнего человека, верящего в то, что Земля – плоская (в то время я ещё не подозревал о том, насколько массовым явлением являются плоскоземельщики) и, вероятно, был навеян прогулкой недалеко от Королевской обсерватории. Чем больше проходило времени, тем сильнее я понимал, насколько я попал в точку с магией этой песни, но то, как она записывалась, было больше, чем магия. Как-то весной фолк-певица Женя Большакова познакомила нас со скрипачкой Катей Артемьевой – женщиной талантливой, яркой и феерически импульсивной. Катиной энергии хватило на одну репетицию, один концерт и запись на студии «Воздушного шара» - зато это было очень круто. Надо было видеть, как она носится из помещения в помещения, остервенело пишет и стирает ноты, играет, переигрывает, записывает заново – а потом валится в изнеможении на табуретку, и все понимают, что всё, конец, больше мы не услышим от неё ни звука… До сих пор «Воздушный шар» для меня – одна из самых ценных песен группы.

По ходу работы с «Виктимологией» я познакомился с двумя яркими и общительными девушками - это были поэтесса Владислава Рукавишникова и ставшая директором нашей группы Светлана Акимова . Рассказывать о них можно бесконечно. Женского обаяния, саркастического юмора и яростного эпатажа в моей жизни добавилось в разы на много лет вперёд. Но если Света не затрагивала творческие вопросы (да и не претендовала на это), то Влада сразу же стала оказывать существенное влияние на «Происшествие», а после «Виктимологии» её музыкальные проекты обрели автономность и стали обладать не меньшим авторитетом.

Всё началось с того, что я случайно наткнулся на сообщение о самоубийстве красноярской поэтессы Ксении Болдыревой. Судя по фотографиям и видео, это была очень молодая, красивая рыжеволосая женщина, обладавшая непростым характером. Её стихи были контркультурны, эпатажны, выглядели незавершёнными и импульсивными, злоупотребляли параллелями с поэзией Джима Мориссона, но при этом в них было ощущение трагичной судьбы. Вскоре я предложил Владе, на которую обратил внимание незадолго до этого именно благодаря яркой манере декламации, исполнить вместе со мной пять стихотворений Ксении под некий психоделический аккомпанемент. Чтобы придать шаманству законченную форму, я добавил в интро свою старую недописанную песню «Дурные сны», а аранжировку для всей этой композиции предложил написать музыканту Максу Гурину , горячим фанатом творчества которого являлся. Макс отнёсся к этой композиции, позже получившей название «Танец Ахамот», очень серьёзно. Запершись с синтезатором и бутылкой коньяка у себя на балконе, он ушёл в творчество дня на два. Потом приехал я – подчищать огрехи и допиливать напильником незавершённости. Это был мой первый опыт работы с электронной музыкой и шумами, но, пожалуй, нам с Максом удалось вытащить максимум из наших возможностей. Когда мы закончили, открылась дверь, и дочка Макса, Муха, принесла нам кофе. Это было очень мило.

Обложка альбома представляла проблему. Игровой аппарат со стальным щупом мне пришёл в голову давно. Ещё была идея с расстрелянными и окровавленными игрушками, которую удалось частично реализовать позже. Проблема заключалась в том, что в то время я боялся рисовать, и поэтому препоручил это занятие Гусману. Мише же было совсем не до этого – отчасти по личным причинам, отчасти из-за загруженности музыкой – и эскиз он вручил мне незадолго до отправки диска на производство. Грубый чёрно-белый рисунок с криво закрашенными надписями «Происшествие» и «Виктимология» показался мне идеальной иллюстрацией записанного нами кошмара, но требовалось ещё внутреннее оформление. Я поступил просто – разрезав картинку на несколько частей, совместил полученные фрагменты в другом порядке, что, возможно, вызывало ассоциации с расчленением, но казалось очень уместным и удачным.

Премьера «Танца Ахамот» состоялась ещё до выхода диска на литературном фестивале «Они ушли, они остались», где я рассказал о Ксении Болдыревой, и мы с Владой исполнили примерно половину композиции в живую – в первый и, думаю, последний раз.

Вскоре состоялась и презентация в клубе «Гарцующий дредноут», который в этой реинкарнации именовался «Точка сборки». Выдержав два часа музыки (мы до кучи сыграли «Северную землю»), люди выглядели просветлёнными и немного напуганными, да и мы тоже. Впрочем, следующий наш альбом обещал быть менее жёстким – и действительно стал таковым.


Авторы:

ПроисшествиеАлексей Караковский



Происшествие - Виктимология

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Ляшко Максим "Связной" (2018)

Авторское издание, 2018. Добавить в корзину

Цена: 300 р.

Разработка и cопровождение - Выргород