Ссылки

CD: Происшествие - "Танцевать"

Цена: 250 р.

Количество: 

 

Издательство: Контр@банда, 2013.

Вес: 90 г.

Краткое описание:
Четырёхполосный диджипак.


1. Бетонированный двор
2. Танцевать!
3. Зазеркалье
4. Фиалки
5. Приявший мир…
6. Мне страшно
7. Зов стали
8. Сиамский кот
9. Десять 
10. Город просит дождя
11. Письма на стенах
12. Надежда без спроса
13. Бессмысленный мир
14. Татьянин день
15. Паутина
16. Наше время
17. Блюз одной точки

Второй официальный альбом группы "Происшествие". Все песни сочинены и исполнялись на концертах в 1994-1996 гг.

Алексей Караковский - гитара, вокал
Михаил Гусман - бас, вокал (8, 11, 16)
Екатерина Филипенкова - клавишные
Александр Умняшов - ударные
Полина Чернэ - аккордеон (3, 5, 9, 11, 15)
Наталья Караковская - вокал (3, 6, 10, 16)
Арина Филипенкова - блок-флейта (3, 12)
Мария Смирнова - вокал (2). 

Альбом записан в 2011-2013 гг. на студии MYM Records.
Звук, сведение, мастеринг - Янис Сурвилло.

Музыка и слова А. Караковского, кроме:
3 - слова Анны Ахматовой (1963 г.);
5 - слова Александра Блока (1907 г.);
8 - слова при участии М. Гусмана;
10 - слова при участии Н. Караковской;
14 - музыка при участии Дмитрия Усачёва;
16 - слова и музыка Дмитрия Лихачёва;
17 - слова Сов Питерской.

Алексей Караковский. Как мы записывали свои песни.
ЧАСТЬ 2. Танцевать! (2013)

Работа над вторым альбомом «Происшествия» началась, как только мы поняли, что первый альбом действительно состоялся – то есть, примерно через три месяца после начала и за год до конца записи. Это стало возможным благодаря появлению нового состава группы: в сентябре 2011 года Шурика и Алю Вишнёвых заменили басист Михаил Гусман, вернувшийся в коллектив спустя 13 лет отсутствия, и клавишница Катерина Филипенкова. Большую часть этого времени Миша не занимался музыкой: сначала он учился в Суздале, потом работал реставратором в Москве. Тем не менее, мы время от времени пересекались, и я не терял надежды вернуть в группу одного из её создателей. С Катей, преподавательницей фортепиано в музыкальной школе имени Прокофьева, я познакомился в начале нулевых на встречах молодёжного отделения Союза писателей России. Эти встречи запомнились высочайшим уровнем бездарности большинства авторов, и поэтому я очень быстро сформировал вокруг себя небольшую компанию, с которой пил пиво и пел песни. Вскоре оказалось, что у нас с Катей совпадают дни рождения, и впоследствии мы несколько раз их вместе отмечали. Катины музыкальные таланты мне были известны с самого начала, но применение им нашлось лишь после того, как у неё подросла дочь Арина, и у Кати нашлось свободное время.

Поскольку новому составу всё равно пришлось бы начинать с чистого листа, мы с Гусманом решили для начала вспомнить материал, который я сочинил в 90-х годах, и часть которого мы успели тогда сыграть. Собственно, к этой задаче я готовился уже несколько лет, дорабатывая ранние песни «Происшествия». Из примерно сотни произведений было выбрано два десятка – тех, что нам показались наиболее качественными. При этом я считал принципиально важным актуализировать тексты песен (музыка по большей части этого не требовала), чтобы они соответствовали нашим теперешним представлениям о качестве. Исходя из этого критерия, у альбома не складывалось никакого единства ни в тематике, ни в стилистике – не считая, разве что, темы тревоги, которая была для меня ключевой в 90-е года. Вместо того, чтобы доработать концепцию, мы снабдили работу подзаголовком «Песни 90-х годов», что в плане имиджа было, скорее, минусом: кому нужна история малоизвестной андеграундной группы с единственным неоспоримым достоинством – удивительной живучестью? Кроме этого, сразу стало понятно, что два десятка песен – это многовато для одного альбома, и вскоре мы приняли решение разделить эту запись на две части, добавив к каждой какой-то ещё материал. В результате запись альбомов «Танцевать!» и «Кафе Цветы» растянулась года на два, в течение которых в группе сменилось несколько системообразующих музыкантов. Учитывая, что каждый из них записывал свою часть материала едва ли не конвейерным способом, нестабильность состава благотворно повлияла на стилистическое разнообразие, и диски слушаются вполне естественно и легко. Критерий, по которому огромная масса музыки была разделена на два альбома, был выбран непосредственно перед мастерингом «первой части», то есть альбома «Танцевать!». Совершенно условно песни были поделены по их эмоциональному состоянию: в первую часть вошли песни, описывающие тревожность в замкнутом пространстве, а во вторую – тоже самое, но на открытой местности. Многие песни, правда, выходили за рамки этих тем, да и сам критерий совсем не бросается в глаза. Но всё же это было лучше, чем ничего. В результате альбомы получились вполне качественно сделанными, хотя, на мой взгляд, и уступают более поздним работам в деталях.

Первым свою часть работы сделал барабанщик Саша Умняшов. К этому времени он адаптировался к студийным требованиям, и записал ударные очень уверенно и быстро. Миша Гусман отнёсся к возвращению в группу с огромной ответственностью, и, насколько я помню, с записью баса проблем также не возникло – для получения идеального результата Мише просто требовалось вспомнить, что он играл 13 лет назад. К счастью, у нас было много рабочих записей того времени, а Ян давал дельные советы по коррекции тех или иных партий. Я предпочёл бы, чтобы Миша взял на себя побольше вокальных партий, но он ограничился теми же песнями, которые исполнял в 90-е годы: «Сиамский кот» был исполнен согласно традиции, а «Письма на стенах» Миша переработал, предпочтя мелодекламацию вокалу. Насколько я понимаю, его вдохновила на это композиция «Блюзец» полузабытой панк-группы «Юго-Запад», которую мы с Мишей самозабвенно обожали, но слушатели, разумеется, не могли уловить эту связь.

Мои гитарные аранжировки были скромнее, чем в первом альбоме. Сначала я хотел обойтись ритмом 12-струнной гитары, но она давала слишком высокий тембр и излишне размазанный контур, поэтому я решил добавить к ней электрогитару – либо в виде риффов, либо как вторую ритм-гитару, либо ритмические арпеджио. Если бы при сведении 12-струнная гитара оказалась наверху, мы были бы похожи на русский рок консервативной волны типа «Оптимального варианта», но звукорежиссёр Ян Сурвило сделал ставку на электруху, и это прибавило звуку конкретики. Что-то похожее на соло я сыграл только в «Мне страшно», «Сиамском коте» и «Город просит дождя».

Кате Филипенковой мы обязаны, думаю, буквально всем – именно ей пришлось отвечать за креатив. До её прихода в группу солирующие партии были написаны лишь для нескольких песен будущего альбома. Их автором был либо я («Бетонированный двор», «Приявший мир», «Город просит дождя», «Письма на стенах», «Татьянин день», «Паутина»), либо наша бывшая флейтистка Лиза Кричевец (Зазеркалье, Зов стали, Надежда без спроса). Но эти намётки не очень годились для Катиной стилистики: как и все музыканты нашей группы того времени, Катя стремилась выдать максимально плотный звук – «косилово», как называл его Ян. Мне такой стиль очень нравился, и клавишным было позволено вытворять что угодно. Мысль о том, чтобы солирующие инструменты дополняли друг друга, а не хаотично наслаивались друг на друга, в то время нам казалась кощунством, и мы сделали над собой некоторые усилия только в «Сиамском коте».

Наташа Караковская, как и барабанщик Саша Умняшов, записала свой вокал в то время, когда мы работали над первым альбомом, «на будущее» (это были «Мне страшно», «Город просит дождя», «Наше время») - ещё не зная, что эти песни будут сведены и изданы после того, как она уйдёт из группы. К августу 2012 года, когда это произошло, уже не было в группе и Кати Филипенковой. По сути их обеих, а также окончательно покинувшего нас Сашу Умняшова, сменила аккордеонистка Полина Чернэ, успевшая поучаствовать в альбоме «Танцевать!» в самом конце работы над ним. Песня «Зазеркалье», одна из самых удачных на альбоме, в этом плане получилась на редкость парадоксальной: в её записи приняли участие три девушки (Наташа Караковская, Арина Филипенкова и Полина Чернэ), которые не просто не пересекались в студии, так ещё и были едва знакомы между собой. Кроме «Зазеркалья» на стихи Ахматовой в альбом попала песня на стихи Блока «Приявший мир», которую я сочинил ещё в школе для урока литературы. Это опыт тоже звучит очень хорошо. Арина, кстати, сыграла также в песне «Надежда без спроса», закрыв наши скромные потребности в флейте. Таким образом, песни с акустической гитарой и аккордеоном удачно разбавили боевые ритмы Саши Умняшова и Кати Филипенковой. Но это было ещё не всё: пару песен («Бессмысленный мир» и «Блюз одной точки») мы с Мишей вообще записали вдвоём, решив, что они касаются слишком специфических переживаний нашего общего с ним прошлого.

После ухода аккордеонистки Али мы искали замену Але (и нашли Полину), а после ухода Наташи пытались найти замену Наташе, но это оказалось невозможно: с одной стороны, нам не попалось достаточно универсальных певиц, а с другой, мы сами не хотели, чтобы женский вокал звучал в каждой песне. Фолк-певица Маша Смирнова (ныне Мария Коморникова), великолепно спевшая в «Танцевать!», в группе не прижилась, и тут мы сделали открытие, что, оказывается, гораздо интереснее изредка приглашать тех или иных девушек спеть в одной-двух песнях, которые им подходят больше всего, а все остальные песни исполнять самим. Пожалуй, можно сказать, что эта традиция началась именно с альбома «Танцевать!».

«Танцевать!» было легко записывать, но сложно доделывать. На мой взгляд, пару песен мы попросту не дожали: «Десять» и, особенно, «Зов стали», точно могли звучать и получше. Кроме того, мы перестарались с плотностью звука в «Татьянином дне». Эти песни я до сих пор хотел бы переаранжировать заново. Немного неоднозначным получилось многоголосье в хите Дмитрия Лихачёва «Наше время» (в то время мы только учились с ним работать). С другой стороны, весь остальной материал на альбоме звучит хорошо, а «Бетонированный двор», «Танцевать!», «Сиамский кот» и «Город просит дождя» вполне можно назвать хитами. Один из дисков я, будучи проездом в Стамбуле, подарил турку-официанту, и тот без задней мысли включил его в кафе на полную громкость. Надо было видеть лица потрясённых русских туристов возле Айя-София, услышавших «Бетонированный двор»!

Как и первый диск, «Танцевать!», вышел на нашем лэйбле «Контрабанда Records» тиражом 500 экземпляров. Разумеется, мы не планировали продать весь тираж, и значительную часть дисков раздарили в качестве сувениров, надеясь получить в обмен обратную реакцию. Она не заставила себя ждать. Нас преимущественно хвалили, но Илья Сайтанов, несколько раз выступавший с «Происшествием» в 90-х годах, высказал сдержанно негативное мнение, что, хотя мы и сыграли «ровненько» и вполне вдохновенно, но всё же недостаточно изобретательно, а реанимировать столь старые песни – это затея, которая имеет значение только для нас самих. В то время его слова прозвучали резковато, но я был с ним согласен – очевидно, что по-настоящему потенциал группы мог раскрыться только на новом материале. Но к этому надо было ещё прийти – в работе у нас оставалась вторая часть проекта, получившая название «Кафе цветы».


Авторы:

ПроисшествиеАлексей КараковскийАнна Ахматова



Происшествие - Танцевать

Оставьте свой отзыв об этом издании
Имя*
e-mail
Отзыв*
Введите код*

* - поля, обязательные для заполнения


Похожие позиции:

Ляшко Максим "Связной" (2018)

Авторское издание, 2018. Добавить в корзину

Цена: 300 р.

Дерево "Всё было" (LP)

Авторское издание, 2019. Добавить в корзину

Цена: 1500 р.

Разработка и cопровождение - Выргород